Чему учит театр?

Петербуржцам всегда трудно было представить свою жизнь без походов в театр. Может показаться, что с распространением кино и телевидения спектакли перестали играть столь важную роль в нашей жизни, но это не так — театр по сей день остаётся любимым и популярным у зрителей всех возрастов.

Корреспондентам «МолоКо» удалось приоткрыть завесу тайны современного театра и пообщаться на эту тему с известным артистом музыкального театра Петербурга и Москвы Ростиславом Колпаковым.

— Добрый вечер, Ростислав! Расскажите, с чего началось ваше увлечение театром, почему вы решили связать с ним свою жизнь?

— Честно говоря, заниматься искусством осознанно я стал, наверное, только тогда, когда поступил в институт. Дело в том, что с самого рождения я был, можно сказать, окружён театром: мои родители — артисты, и с детства старались приучить меня к искусству. Я, по сути, рос в театре, и поэтому для меня это было в порядке вещей. Но по-настоящему понимать всю значимость этого занятия я стал совсем недавно. Как это часто бывает у детей, я не хотел быть похожим на своих родителей и вовсе не собирался становиться профессиональным актёром. Мне хотелось стать архитектором, археологом, я молчу уж о космонавте! (Смеётся) И только со временем, уже в период профессионального становления, начало формироваться более зрелое отношение к театру, и сейчас я понимаю, что без этого уже не могу.

— Какими были ваши первые шаги на этом поприще? Расскажите о вашем первом выступлении на сцене.

— В моей памяти отложилось несколько моментов. Первый опыт произошёл ещё в дошкольном возрасте. Тогда я занимался у мамы в танцевальной школе и на одном из конкурсов впервые выступил перед зрителями — в образе Петрушки. Я вышел на сцену и оказался в волшебной стране, в которой время и пространство были необычны для маленького ребенка. По решению номера я должен был танцевать с колокольчиками в руках. Отчётливо помню, как я старался держать их как можно крепче, чтобы не выпустить из рук, потому что очень волновался, боялся испортить номер и подвести маму. Номер прошёл на ура! Мама была довольна, и я тоже. Но это, конечно, несравнимо с тем, что я испытывал на сцене уже во взрослом возрасте.

Второй момент — в седьмом классе, когда бабушка отвела меня в драматический кружок. Я очень хотел туда записаться, мне было интересно, но сам я ни за что бы не пошёл — в этом, наверное, состоит странность, абсурд: я хотел играть, но очень стеснялся. Я вообще, надо сказать, интроверт, но театр — это тоже философия, это жизнь, и каждый артист понимает её по-своему. Вот и я нашёл здесь что-то своё и теперь, играя на сцене, иногда уже не вижу зрителя, оставаясь наедине с собой.

— Но, получается, в детстве интерес к театру и искусству в целом всё равно был?

— Интерес, конечно, был. Но я не только театром занимался — ходил в художественную школу, потом в музыкальную. Бывало, правда, не хотелось заниматься ничем подобным, влекло больше к чисто мальчишеским развлечениям — к спорту. К тому же мы жили тогда в провинции, а театр, в котором работали родители, находился аж на другом берегу Волги. И только когда мы переехали в Москву, а впоследствии — в Петербург, я уже стал больше вовлекать себя в искусство, опять же неосознанно. Поначалу помогал в театре, где работала мама. Там я наблюдал за жизнью артистов, всё ближе знакомился с этой сферой. А уже позже сам стал учиться на профессионального актёра и выступать в Москве, Петербурге.

— А когда же появился Театр музыкальной комедии?

— Относительно недавно — в 2011 году, там я впервые играл в мюзикле «Бал вампиров».

— Ростислав, какая роль из вашего опыта кажется вам наиболее сложной?

— В основном сложность игры зависит не от самой роли, а от обстоятельств — когда ты, к примеру, не готов, но вынужден срочно идти на сцену. Тем не менее непростыми для меня являются роли Джекилла и Хайда из одноимённого спектакля. Один актёр играет здесь сразу две роли — главный герой страдает раздвоением личности, и это требует огромной физической и эмоциональной отдачи. Но, должен сказать, я люблю такие роли.

— А есть ли у вас любимые роли, играть которые одно удовольствие? Или которые вы бы хотели сыграть?

— Есть множество ролей, которые я хотел бы сыграть, но выбрать что-то одно очень трудно, поэтому постараюсь дать вам всеобъемлющий ответ. Я очень люблю героя Джинна из детского мюзикла «Аладдин». Джинн — волшебник, он может перевоплощаться в кого угодно, это образ, в котором я могу сыграть любую роль.

— Расскажите, в чем особенность такого театрального жанра, как мюзикл? Чем он отличается от драматического театра или, к примеру, оперы?

— Мюзикл, по своей сути, — это развитый жанр музыкального театра, прародителями которого являются опера с драмой. В мюзикле, как и в опере, есть интермедии, музыкальная драматургия и т.д. Но в отличие от оперы или балета этот жанр не базируется на чётких и жёстких канонах и тем самым становится близок и понятен нам, простым, обычным людям. За счёт большей свободы способность мюзикла к синтезу и экспериментам выше (что не всегда, конечно, работает «в плюс»). Но тем не менее, развиваясь, этот жанр становится динамичнее, интереснее и понятнее, чем остальные, так как он включает в себя всё, от оперы-сериа до цирка.

— Насколько важно, на ваш взгляд, приобщать молодое поколение к искусству?

— Здесь существуют две стороны медали. К примеру, есть люди, любящие книги, но читающие не то, что нужно. То же самое и с другими видами культуры. Поэтому большое спасибо надо сказать нашим родителям, педагогам, наставникам, которые направляют нас в нужное русло и прививают любовь к настоящему искусству с детства. Что, по сути, делает театр? Он стремится пробудить в людях то хорошее, что в них заложено. У каждого внутри есть что-то светлое, и, на мой взгляд, искусство призвано напоминать человеку об этом. Я потому и благодарен своей профессии, что на сцене ты постоянно размышляешь, духовно развиваешься. Очень важно обогащать разум, а ещё — уметь мечтать, верить в сказку, чудо. Если в душе ты ребёнок, то и в будущее смотришь светлым взором, с надеждой. Поэтому важно целенаправленно приобщать растущие умы к искусству.

Алёна ЯБЛОНСКАЯ, Светлана ЗУДИНА
Фото Марии КОВАЛЁВОЙ и Рады РАТМАНОВОЙ

«МолоКо», молодёжная газета Колпинского района Санкт-Петербурга
Выпуск №8 (19), декабрь 2015 г