«Белый. Петербург»

В апрельском номере мы опубликовали интервью с артистом Санкт-Петербургского театра музыкальной комедии Владимиром Садковым, исполнителем роли Николеньки Аблеухова в мистерии «Белый. Петербург». Беседу о спектакле мы продолжаем с коллегой Владимира — Ростиславом Колпаковым.

5 апреля состоялась премьера Ростислава в роли бомбиста Дудкина, и мы посчитали интересным задать ему несколько вопросов. Роли Ростислава и Владимира, не являясь, в принципе, положительными или отрицательными, во многом похожи, хотя посыл у них совершенно разный. По словам Владимира Садкова, «влияние Ростислава на спектакль было хорошим, потому что он прекрасный актёр, близкий по духу всем петербуржцам». Успешные, яркие и, бесспорно, талантливые артисты, они, к тому же, родились в один день.

— Здравствуйте, Ростислав! Расскажите, пожалуйста, о том, каким виделся Вам образ А.И.Дудкина при прочтении романа. При работе над образом Вы больше опирались на то, каким он представлен в романе, или на собственную интерпретацию?

— Работая над образом своего героя, я, в первую очередь, отталкивался от представленного в романе психологического портрета Александра Ивановича Дудкина. Ключевым моментом здесь является его фанатичная вера в идеальное общество, светлое будущее. Он безгранично верит в свои силы и в свою способность любой ценой привести людей к такому будущему. Это превращает Дудкина в циника, напрочь лишает понимания того, что важна каждая жизнь и нельзя жертвовать кем-то ради некоего «общего блага». Дудкин же в своем фанатизме готов на всё — и на этом играют революционеры, манипулируют им, делают из него марионетку. И в то мгновение, когда он это осознаёт, происходит кульминация — беспощадная правда буквально сводит его с ума. Прозревая, он понимает, насколько совершаемое им насилие противоположно добру, за которое он борется. Ему вдруг становится ясно, насколько несоотносимы совершаемые революционерами преступления с тем «светлым будущим», к которому они якобы стремятся.

— Расскажите о своей работе над образом, творческом взаимодействии с режиссёром. Подача образа обсуждалась с Вами или у Г.Р.Тростянецкого уже были конкретные требования?

— У Геннадия Рафаиловича есть чёткое представление о конечном результате. Он знает, к чему мы идём, как всё должно сложиться к концу пути, но сам путь при этом прокладывается вслепую, на ощупь, интуитивно — и каждым артистом, и всей труппой в своём взаимодействии. Геннадий Рафаилович никогда не использует шаблонов. Он действует, как свободный художник, и исходит от конкретного артиста, который видит, чувствует, переживает роль по-своему. Таким образом, подача образа не обсуждается с артистами напрямую и ни в коем случае не навязывается, а ищется ими самостоятельно, развивается в процессе репетиций и выступлений. Это касается даже одной роли в исполнении разных артистов — образ индивидуально преображается, раскрывается, играет совершенно иными красками.

— В спектакле затронуто много тем: любви, террора, отцов и детей и др. Что для Вас, как актёра и человека, является лейтмотивом спектакля?

— Каждая из представленных тем важна и актуальна. Особенность спектакля «Белый. Петербург» в том, что он ставит острые, злободневные вопросы, но не отвечает на них. Да и существуют ли ответы? Ведь эти вопросы — как вопрос о смысле жизни, на них нет однозначных ответов, а их поиски лишь порождают новые рассуждения, заставляют человека думать, глубже погружаясь в проблему, рассматривать разные точки зрения, открывать что-то новое для себя.

Для меня лейтмотив спектакля — любовь во всех её проявлениях. Любовь Лихутина к жене, любовь Аполлона Аполлоновича Аблеухова к России... Если говорить о музыкальном лейтмотиве, то им для меня стал дуэт Аполлона Аполлоновича и его жены, их воссоединение и до боли пронзительная тема прощения.

— Влияет ли мнение зрителей, коллег на вашу трактовку образа, или Вы опираетесь только на свой опыт и техническое задание режиссёра?

— Любая обратная связь — и положительные отзывы, и критика — это, в первую очередь, эмоции и чувства, появление и проявление которых очень важно, ведь нет ничего хуже равнодушия. Мне приятен интерес коллег, и я благодарен всей труппе за соучастие и поддержку, которые помогают в процессе работы над ролью. Я всегда прислушиваюсь к мнениям опытных артистов, размышляю и делаю выводы. В целом, я благодарен за любую критику, но стараюсь её фильтровать, пытаюсь понять мотивацию человека и доверять компетентным людям.

— События спектакля разворачиваются в начале XX века. В чём заключается их актуальность на сегодняшний день?

— Может показаться, что и революция, и Первая мировая война произошли очень давно, хотя прошло-то всего лишь столетие — миг в понимании истории. Петербург меняется с течением времени, но его «фундамент» остаётся прежним. Сменяются поколения, а проблемы остаются теми же. Всё те же темы — отцов и детей, любви, нравственного выбора — они актуальны во все времена. Всё циклично и всё повторяется, только теперь уже в других, современных декорациях. Поэтому можно сказать, что «Белый. Петербург», как зеркало, отражает реальность и показывает всё, что каждый день происходит у нас на глазах, но что мы привыкли не замечать.

— Почему, как Вы думаете, мнения у зрителей полярные: либо полный восторг, либо резкое отрицание?

— «Белый. Петербург» — спектакль сложный и неоднозначный, его необходимо не только понять, но и прочувствовать, прожить вместе с артистами и их героями. Серьёзные темы в нём раскрываются нестандартно, зачастую в форме откровенной издёвки. Это, наверное, и вызывает непонимание в людях, привыкших к прямой подаче: над смешным нужно смеяться, над грустным — плакать. Здесь же фарс и трагедия молниеносно сменяют друг друга, и зрителю необходимо постоянно всматриваться в мельчайшие детали, анализировать их, чтобы разобраться в происходящем на сцене.

Каждый спектакль требует времени для осмысления. После первого просмотра можно оценить отдельные моменты — музыку, вокал, декорации и т.д. — но не понять главную мысль режиссёра. Этот калейдоскоп необходимо «переварить», может быть, пересмотреть спектакль. Тем более, когда речь идёт о такой сложной и насыщенной метафорами постановке, как «Белый. Петербург».

Современные люди из-за массы негатива, ежедневно льющегося с экранов телевизоров и из Интернета, в театр часто приходят затем, чтобы отвлечься, расслабиться. И такие зрители, получая вместо ожидаемого развлечения раскрытие болезненных тем и актуальных вопросов, защищаются, уходят в отрицание. Из-за постоянной информационной перегрузки люди ищут чего-то легкого, что можно посмотреть и «переключиться». Размышлять, разгадывая головоломку символизма, хочется не многим, как не хочется и смотреть в «зеркало театра», видеть в нём отражение своих пороков. Конечно, отвлекаться необходимо, но есть вещи, на которые нельзя ставить эмоциональный блок. Разум должен работать постоянно.

Алена ЯБЛОНСКАЯ
Рисунок Елены МЕРКУЛОВОЙ

«МолоКо», молодёжная газета Колпинского района Санкт-Петербурга
Выпуск №4 (23), май 2016 г